Журнал адвоката

Выкл. Автор admin

Уважаемые коллеги!

Разрешите представить Вашему вниманию новый международный научно-практический юридический журнал «Евразийская адвокатура»!

Необходимость создания журнала и его концепция обусловлена тем, что в настоящее время в России и государствах СНГ практически отсутствуют подобные проекты: большинство издаваемых на сегодняшний день юридических журналов, в том числе и предназначенных в первую очередь для адвокатов, являются либо сугубо научными, либо практическими. Некоторые журналы по характеру публикуемых в них материалов можно назвать информационно-новостными изданиями. В рамках журнала «Евразийская адвокатура» мы планируем объединить все три вышеперечисленные направления публикуемых материалов: новости и информационные сообщения, научные статьи, материалы, освещающие практику работы адвокатов по различным направлениям их деятельности. Кроме того, надо признать, что число издаваемых ныне журналов, ориентированных в первую очередь на представителей адвокатского сообщества, не столь велико. Наряду с этим важным элементом концепции журнала является его нацеленность на консолидацию представителей адвокатского сообщества всех государств, находящихся в Евразийском правовом пространстве, путем создания единой площадки для обмена мнениями, научными знаниями и опытом практической деятельности. Отметим, что ни один современный журнал не обходится без использования в своей деятельности информационных технологий, но лишь немногие используют их в полной мере. Концепция издания нашего журнала предполагает необходимость его доведения до максимально широкой читательской аудитории во всем Евразийском правовом пространстве. Поэтому журнал «Евразийская адвокатура», наряду с печатным вариантом, бесплатно распространяется в сети Интернет, и каждый желающий, зайдя на страницу журнала на веб-сайте (www.eurasian-advocacy.ru ), сможет скачать любой номер издания и почерпнуть из него необходимую информацию, ознакомиться со всеми материалами, публикуемыми в нем. Печатная версия журнала распространяется среди ведущих научных и учебных центров Российской Федерации, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Украины. Перечень стран, где будет распространяться печатная версия журнала, как и масштабность его распространения, постоянно будет увеличиваться. Применительно к тематике материалов, размещаемых в журнале, отметим, что основной объем статей касается вопросов истории развития адвокатуры, профессиональной этики адвоката, проблем организации и деятельности адвокатуры, регламентации, практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката, наиболее значимых аспектов участия адвоката в различных видах юрисдикционного производства. Несмотря на это, тематика публикуемых в журнале материалов не ограничивается обязательной прямой связью статей с адвокатурой. Как известно, деятельность адвоката, особенно в аспекте его постоянного теоретического совершенствования как специалиста, предполагает необходимость ознакомления с проблемными вопросами применения и совершенствования законодательства различных отраслей права. Наряду с этим немаловажным является знание адвокатом основных положений теории и философии права, криминологии, криминалистики, психологии, судебной экспертизы, других юридических наук. Особо актуальным представляется и доведение до сведения адвокатов положений междисциплинарных научных исследований. Поэтому пусть название журнала не смущает потенциальных авторов, прямо или косвенно не связанных с адвокатурой. На страницах нашего журнала мы публикуем работы, посвященные рассмотрению актуальных проблемных вопросов различных отраслей права и иных юридических наук. Вместе с тем, в соответствии с редакционной политикой журнала, каждый поступающий к нам материал мы рассматриваем с позиции его актуальности и полезности, в первую очередь, для представителей адвокатского сообщества. Но журнал будет полезен не только адвокатам, но и другим представителям сообщества юристов: помощникам и стажерам адвокатов, представителям судейского сообщества, сотрудникам следственных подразделений правоохранительных органов, юристам учреждений и предприятий, частнопрактикующим юристам и, конечно же, научным сотрудникам, представителям профессорско-преподавательского состава, студентам, аспирантам и докторантам юридических факультетов высших учебных заведений, соискателям ученой степени. Ставя перед собой высокие цели, мы осознаем, что предстоит проделать огромную работу, и мы к ней готовы! Приглашаем Вас к сотрудничеству!

Председатель Редакционного Совета, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ, Президент Гильдии Российских адвокатов, Ректор Российской академии адвокатуры и нотариата, Председатель Президиума Коллегии адвокатов «Московский юридический центр» Г.Б. Мирзоев

Заместитель председателя Редакционного Совета, кандидат юридических наук, доцент, вице-президент Федеральной палаты адвокатов С.И. Володина

Главный редактор, кандидат юридических наук, доцент, адвокат, руководитель центра исследования проблем организации и деятельности адвокатуры Евразийского научно-исследовательского института проблем права А.В. Рагулин


RUS ENG

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Законодательство об адвокатуре государств бывшего СССР

доктор юридических наук, доцент, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, старший вице-президент Русско-Азиатской ассоциации юристов, главный редактор международного научно-практического юридического журнала «Евразийская адвокатура», руководитель центра исследования проблем организации и деятельности адвокатуры Евразийского научно-исследовательского института проблем права

Заявление редакции международного научно-практического юридического журнала «Евразийская адвокатура» в связи с отказом в аккредитации и допуске журналистов издания на IX Всероссийский съезд адвокатов

Преимущества размещения научных статей в журнале «Евразийская адвокатура»:

  1. Соответствие журнала требованиям Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации, включение журнала в список ВАК.
  2. Международный статус журнала.
  3. Авторитетный Редакционный совет журнала, представленный ведущими российскими учеными и исследователями из стран ближнего и дальнего зарубежья.
  4. Широкий спектр принимаемых к публикации материалов по различным темам в рамках научной специальности «Юридические науки».
  5. Короткие сроки рассмотрения вопроса о приемлемости материалов и рецензирования и оперативная связь с сотрудниками редакционной коллегии.
  6. Рекомендации авторам по доработке статей, формулируемые рецензентами, а также осуществление литературной редактуры и редакционной доработки материалов способствуют повышению качества представленных научных публикаций.
  7. Короткие интервалы между выходом номеров.
  8. Оперативное размещение номеров журнала в системе РИНЦ.
  9. Распространение журнала в свободном доступе в электронном варианте на веб-сайте журнала (http://www.eurasian-advocacy.ru/skachat-zhurnal), Научной электронной библиотеки «Elibrary.ru» (http://elibrary.ru/title_about.asp? (https://www.facebook.com/groups/472972236246826/?fref=ts ), а также посредством осуществления рассылки журнала в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, что в совокупности обеспечивает быстрый и круглосуточный многопользовательский доступ к материалам, публикуемыми в нем из любой точки мира, и положительно влияет на формирование известности автора.
  10. Высокие наукометрические показатели журнала (http://elibrary.ru/title_profile.asp? >
    Уважаемые коллеги!

Необходимость создания журнала и его концепция обусловлена тем, что в настоящее время в России и государствах евразийского пространства практически отсутствуют подобные проекты: большинство издаваемых на сегодняшний день юридических журналов, в том числе и предназначенных в первую очередь для адвокатов, являются или сугубо научными, либо, сугубо практическими. Некоторые журналы, по характеру публикуемых в них материалах можно назвать информационно — новостными изданиями. В рамках журнала «Евразийская адвокатура» мы планируем объединить все три вышеперечисленных направления публикуемых материалов: новости и информационные сообщения, научные статьи, материалы, освещающие практику работы адвокатов по различным направлениям их деятельности. Кроме того, надо признать, что число издаваемых ныне журналов, ориентированных, в первую очередь, на представителей адвокатского сообщества, не столь велико.

Наряду с этим, важным элементом концепции журнала является его нацеленность на консолидацию представителей адвокатского сообщества всех государств, находящихся на Евразийском правовом пространстве, путем создания единой площадки для обмена мнениями, научными знаниями и опытом практической деятельности.

Отметим, что ни один ныне выпускаемый журнал не обходится без использования в своей деятельности информационных технологий, но лишь немногие используют их в полной мере. Концепция издания нашего журнала предполагает необходимость его доведения до максимально широкой читательской аудитории на всем Евразийском правовом пространстве. Поэтому журнал «Евразийская адвокатура», наряду с печатным вариантом, бесплатно распространяется в сети Интернет и каждый желающий, зайдя на страницу журнала на веб-сайте издателя (Евразийского научно-исследовательского института проблем права), сможет скачать любой номер журнала и почерпнуть из него необходимую информацию, ознакомиться со всеми материалами, публикуемыми в нем.

Применительно к тематике материалов, размещаемых в журнале, отметим, что основной объем материалов касается вопросов истории развития адвокатуры, профессиональной этики адвоката, проблем организации и деятельности адвокатуры, регламентации, практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката, наиболее значимых аспектов участия адвоката в различных видах юрисдикционного производства. Несмотря на это, тематика публикуемых в журнале материалов не ограничивается обязательной прямой связью статей с адвокатурой. Как известно, деятельность адвоката, особенно в аспекте его постоянного теоретического совершенствования как специалиста, предполагает необходимость ознакомления с проблемными вопросами применения и совершенствования законодательства различных отраслей права. Наряду с этим немаловажным является знание адвокатом основных положений теории и философии права, криминологии, криминалистики, психологии, судебной экспертизы, других юридических наук. Особо актуальными представляется и доведение до сведения адвокатов положений междисциплинарных научных исследований. Поэтому пусть название журнала не смущает потенциальных авторов, прямо или косвенно не связанных с адвокатурой. На страницах нашего журнала мы публикуем работы, связанные с рассмотрением актуальных проблемных вопросов различных отраслей права и иных юридических наук. Вместе с тем, в соответствии с редакционной политикой журнала, каждый поступающий к нам материал мы рассматриваем с позиции его актуальности и полезности, в первую очередь, для представителей адвокатского сообщества. Но журнал будет полезен не только адвокатам, но и иным представителям сообщества юристов: помощникам и стажерам адвокатов, представителям судейского сообщества, сотрудникам следственных подразделений правоохранительных органов, юристам учреждений и предприятий, частнопрактикующим юристам, и, конечно же, научным сотрудникам, представителям профессорско-преподавательского состава, студентам, аспирантам и докторантам юридических факультетов высших учебных заведений, соискателям ученой степени.

Ставя перед собой высокие цели, мы осознаем, что предстоит проделать огромную работу, и мы к ней готовы!

Приглашаем Вас к сотрудничеству!

Председатель Редакционного Совета,
доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ
Президент Гильдии Российских адвокатов,
Ректор Российской академии адвокатуры и нотариата,
Председатель Президиума Коллегии адвокатов
«Московский юридический центр», Г.Б. Мирзоев

Заместитель председателя Редакционного Совета,
кандидат юридических наук, доцент,
вице-президент Федеральной палаты адвокатов С.И. Володина

Главный редактор,
доктор юридических наук, доцент, адвокат А.В. Рагулин

А. Добровинский: суд да честь

Чтобы попасть на прием к Александру Андреевичу Добровинскому, нужно пройти по головам вождей. В буквальном смысле: путь в покои самого известного адвоката Москвы устлан коврами с портретами Ленина, Сталина и Молотова. «Забавно наблюдать, как равнодушно ступают по коврам молодые и в замешательстве переминается с ноги на ногу старая гвардия», – улыбается хозяин офиса в Последнем переулке. Офиса чуть более роскошного, чем вправе ожидать его небедные посетители. Ар-деко пополам с соц-артом: контраст бежевого и черного лака, множество картин и стеллажи, в которые коллекционер Добровинский отселил давно не влезающих в квартиру фарфоровых трубачей и палехских красноармейцев. «Видите ли, я законченный гедонист. И коль скоро провожу на работе большую часть жизни, то хочу, чтобы мне здесь было хорошо. Я вообще все делаю ради удовольствия. В том числе беседую с вами. Но как только мне это надоест, я вам честно об этом скажу». Эти слова я слышу примерно на второй минуте разговора.

Стоит только включить телевизор, сразу понимаешь: нет сегодня адвоката более востребованного. Джентльмен в бабочке вызволял из тюрьмы экс-владельца «Арбат Престижа» Владимира Некрасова. В деле о наследстве застреленного Шабтая фон Калмановича защищает интересы его старшей дочери Лиат и супруги Анны. По сей день обороняет кошелек уральского сырьевого олигарха, чьи измены бывшая жена оценивает в сумму с девятью нулями. Но всенародный резонанс получили дела двух отцов, на полном серьезе считающих, что жить с матерями их детям вредно и даже опасно. Руслан Байсаров подписал с Кристиной Орбакайте мировое, по которому одиннадцатилетний Дени остается с ним. Сенатор Владимир Слуцкер на момент сдачи номера тоже получил право жить с Мишей и Аней. Теперь супругам предстоит определить порядок общения с детьми и разделить имущество.

Читайте так же:  Договор электроснабжения на многоквартирный дом

Мне не дали возможности выступить в суде, – удивляется Валентин Юдашкин. Модельер находится в щекотливом положении – его добрыми знакомыми и клиентами долгие годы являются и сам адвокат, и Ольга Слуцкер. – Ужасно, когда детей изолируют и ставят в ситуацию выбора. Я бы выступал за то, чтобы и мать, и отец для начала имели возможность общаться с детьми. Я видел Добровинского в деле Байсарова. Тогда компромисс был найден. Думаю, Александр Андреевич и сейчас сделает все возможное».

Компромисс – это хорошо, но в глазах многих адвокат Добровинский навсегда останется человеком, отбирающим детей у матери. Смущает ли его подобное клеймо? Нисколько. «Люди, которые так рассуждают, не мои клиенты. Я выполняю свою работу, и мне абсолютно все равно, кого представлять. В бизнесе нет эмоций. Если я вижу, что смогу помочь, – берусь. Нет – так нет». В доказательство того, что он вовсе не проотцовский адвокат, Добровинский рассказывает, что выступал на стороне супруги основателя «Ренессанс Капитала» Тины Дженнингс и жены алюминиевого короля Льва Черного Людмилы. И у обеих дам все в шоколаде. А не далее как вчера к нему обратился врач из Института Склифосовского с зарплатой в шестьдесят тысяч рублей: «К нему ушла жена одного богача, и он бьется за то, чтобы двое детей остались с ней. Деньги нашел только на консультацию и попросил дать дельный совет, чтобы самому вести процесс. Я буду защищать его бесплатно».

Я замечаю, что по идее к Добровинскому должен был примчаться не врач, а олигарх. «А он наверняка и придет. Но одна из заповедей адвоката – если человек мне что-то рассказал, я не имею права даже выслушивать другую сторону». Зато сразу после процесса Слуцкеров Александр Андреевич принял заманчивое предложение некоего бизнесмена: «Он будет платить мне энную сумму в месяц за то, чтобы я никогда против него не шел».

Добровинский может сколько угодно говорить, что в этом деле у него не было эмоций, а его соперников эмоции захлестывали. Но попавшие на закрытые заседания подруги Ольги Слуцкер – Светлана Бондарчук, Альбина Назимова, Юлия Бордовских – в один голос утверждают, что суд превратили в фарс. Шутил и сенатор, и его защитник. Например, когда ныне покойный адвокат Ольги Гералина Любарская попросила отложить рассмотрение дела по причине своего ухода в отпуск, Добровинский заметил, что отпуск, вероятно, декретный, и пауза затянется на девять месяцев. Гералине Владимировне было шестьдесят девять лет.

«Покойная госпожа Любарская прямо в суде обращалась к моему клиенту не иначе как рогатый сенатор. Она хотела вывести его из себя, – объясняет Добровинский. – В тот день процесс уже закончился, и мы просто обсуждали дату следующего заседания. Любарская сказала, что уходит в отпуск. Это был тактический ход – ей важно было выиграть время. Ну я, естественно, не удержался. Шутка была хорошая, и я за нее держусь. Но то, что Гералина Владимировна умерла, – трагедия». Кое-кто из коллег по цеху винит в этой трагедии лично Добровинского. Но и этим его не сбить: «Своей вины я не чувствую. Думаю, она понимала, что проиграет».

В профессиональной среде мнения по поводу Александра Андреевича весьма противоречивы. «Юридическое сообщество в первую очередь оценивает выстраивание правовой позиции, умение аргументировать политику неразглашения и наоборот – здесь у Добровинского явные пробелы, – на условиях анонимности комментирует один из известнейших столичных адвокатов. – Но его способность «пробивающей» структуры и готовность идти напролом бесспорны. Объективно он достигает результата».

«Профессия защитника полна искушений, но необходимо помнить, что существует нравственная планка, ниже которой он не имеет права опускаться, – считает Сергей Владимирович Березовский, отец Ольги Слуцкер, ветеран адвокатуры с полувековым стажем. – Вынужден констатировать, что Александр Добровинский попросту игнорирует этический кодекс».

Вряд ли в деле Слуцкеров пробивной ресурс Добровинского был мощнее, чем у сенатора, который приезжал в суд как к себе домой – ворота на служебную территорию ему бегал открывать судебный пристав. Но в публичных делах обрамление, дымовая завеса порой важнее сути. И вот тут Добровинский выступил во всей красе. Он принял огонь на себя и вывел из-под удара клиента. Эпатировал, ерничал, бросался телефоном, складывал два пальца в знак Victory. Даже, как утверждают очевидцы, намеренно ковырял в носу. За эмоциями скрывался холодный расчет. И это сработало.

«Против меня с помощницей в какой-то момент действовали девять адвокатов. И все они сосредоточились не на том, чтобы выиграть процесс, а чтобы разорвать адвоката Добровинского. Эти люди записывали каждое мое слово. Порой доходило до абсурда. Такой пример: судья запретила нам пользоваться мобильным телефоном. Я сижу и отправляю sms. В этот момент кто-то говорит: «Выгоните из зала Добровинского, он пользуется телефоном». Язык мой известен, острота мышления тоже. Я отвечаю: «Телефоном я не пользуюсь. Я подсчитываю гонорар, это счетная машинка». Противники замешкались, проходит минута, и вдруг вскакивает адвокат Ольги Сергеевны господин Коблев и ни с того ни с сего кричит: «А я больше зарабатываю, чем Добровинский!» Судья смотрит на него, выпучив глаза, – что, куда, зачем? Понимаете, целая команда хотела выиграть у меня и де-факто у Володи – для меня это лучший комплимент за всю мою карьеру».

Мы встречаемся вечером пятницы, и Добровинский одет в casual friday: темно-синий трикотажный жилет, твидовый пиджак, клетчатая рубашка с вышитыми личными инициалами на манжетах. Даже пестрая бабочка, которую он надел много лет назад, чтобы не выделяться – ибо в Америке и Франции бабочки носили все служители Фемиды, – и та улетела, освободив место не менее прекрасному шелковому платку. «Я не устаю повторять своим подчиненным следующее. Во-первых, вы должны торговать лицом на светских раутах. Во-вторых, вас должны запомнить. Вензеля, часы, бабочка – не важно». В-третьих, не учите кодексы наизусть – лучше компьютера законы не знает никто. И наконец, не подстраивайте ситуацию под закон, как это делает девяносто девять процентов коллег. Надо подстраивать закон под ситуацию, как меня учил Соломон».

Соломон Шварцман – нью-йоркский адвокат одесского происхождения, за которым Добровинский, приехав в Америку, бесплатно носил портфель. Именно этот старичок направил настойчивого альтруистичного юношу на юридические курсы. А позже поспособствовал его поступлению в авторитетную парижскую бизнес-школу INSEAD.

Здесь, впрочем, возникает некий затык: в адвокатской среде Добровинский слывет человеком без специального образования.

Более того, его упрекают чуть ли не в том, что он присочинил себе гарвардский диплом. Так был ли Гарвард? «Шел примерно 1994-й год, и я в интервью журналисту объяснял, что получил MBA в INSEAD. Меня спросили, что это, и я для наглядности ответил: «Это как Гарвард». И вот с тех пор это застряло в головах», – объясняет адвокат.

Образование – не единственный спорный пункт в его биографии. Добровинский – личность мифологизированная. Почему? Он, конечно же, говорит, что обо всех успешных людях слагают легенды, и виной всему зависть.

Несомненные актерские способности Александра Андреевича уходят корнями в начало семидесятых, когда он отучился четыре курса на экономическом факультете ВГИКа. В кинематографию юноша отправился за компанию с другом и против воли семейства, которое видело в нем надежду отечественной биохимии. «А я пришел во ВГИК, повстречал в фойе знаменитого оператора Бориса Волчека и легендарного «Чапаева» – актера Бориса Бабочкина. А еще там ходила актриса Александра Хохлова, жена основоположника монтажа Льва Кулешова. И так мне все это понравилось, что я взял и поступил. Узнав об этом, мама сказала: «Ты безнадежен, Саша, – я уезжаю из этой страны». Мама-балерина навсегда отбыла во Францию, оставив сыну в пользование роскошную двухкомнатную квартиру на улице Горького.

И начались будни золотой молодежи: машина-«копейка», волосы до плеч, вельветовый пиджак, клеша, сабо, пятьсот долларов в триместр от мамы и студенческий билет, по которому в Дом кино можно было водить любую приглянувшуюся барышню и во время просмотра «Кабаре» сажать ее к себе на колени.

На четвертом курсе из Сашиного почтового ящика выпали два письма. Одно, от мамы, пахло «Шанелью» и приглашало на постоянное место жительства в Париж, другое звало в военкомат. «Я пошел, и какой-то майор сказал мне: вам выпала честь – вас приписали к морфлоту. А это три года службы. Аргумент, что моя еврейская мама считала: тонут только те, кто умеет плавать, и плавать меня не научила, впечатления не произвел».

Через месяц Добровинский приземлился в аэропорту Шарля де Голля. В Париже он свел знакомство с известным питерским адвокатом Львом Адольфовичем Арансоном, который рассказал ему все про то, кем надо быть. А заодно, будучи крупным коллекционером, приобщил к антиквариату: «Я стал спекулировать. Много читал, потихоньку начал разбираться в предмете. Поскольку я прирожденный маркетолог, то покупал вещи, которые на тот момент не были востребованы. А потом на них начиналась мода». Так была собрана и за баснословные деньги продана дебютная коллекция опиумных трубок – они здорово взлетели в цене после фильма «Однажды в Америке».

Туда, в Америку, Добровинского тянули два обстоятельства: любовь и уверенность в том, что это земля обетованная. Путь к американской мечте, как водится, лежал через стоянку такси на Манхэттене. Оборот составлял двести долларов в день: семьдесят шло на аренду машины, тридцать на бензин и еду. Оставалась сотня, которую Саша складывал на будущую учебу. Спал в машине, душ принимал на вокзале и сам себе напоминал кумира детства Д’Артаньяна: ни копейки денег, но все прекрасно.

Читайте так же:  Не подлежит возврату государственная пошлина

Однажды он открыл телефонную книгу Нью-Йорка. Нашел двенадцать Добровинских: восемь адвокатов, трех врачей и одного раввина. Позвонил первому адвокату и сказал: «У меня тоже фамилия Добровинский, но я не хочу денег. Я хочу угостить вас кофе». «Он совсем не говорил по-русски. Сначала отнесся ко мне с опаской, но постепенно проникся и, когда узнал, что у меня родственники в Одессе, сказал: есть один серьезнейший адвокат с билдингом на пятьдесят какой-то стрит. Он тоже из Одессы и говорит по-русски. Через некоторое время меня познакомили с этим самым гуру адвокатуры. «Я сделаю из тебя человека, но деньги ты будешь зарабатывать сам», – пообещал Соломон. Добровинский продолжал водить машину, чтобы сводить концы с концами и бесплатно носить за патроном портфель.

В Штатах, как известно, все являются узкими специалистами чего-то. Тюрьмы Александру не понравились: там плохо пахло и они находились далеко от Нью-Йорка. Перспектива сидеть в госпиталях и совать в гипс пострадавших визитные карточки тоже не прельщала. Заинтриговало самое сложное из возможного – морское право: гремучая англо-португальско-голландская смесь терминов, которая в страшном сне не приснится. Вскоре было выиграно первое дело и заработаны первые сто пятьдесят тысяч долларов. И Соломон Шварцман вызвал своего протеже на ковер: «Так, где ты там живешь? В Бруклине? Чтобы я этого не слышал. Переезжай в Верхний Ист-Сайд, в район семидесятых, езди на BMW, носи рубашку белую или голубую, галстук только желтый или лучше бабочку с желтой искринкой».

Был выдан список ресторанов, где надлежало регулярно предъявлять лицо, и список магазинов вроде Ralph Lauren, где положено было одеваться. Ручка должна была быть Montblanc, портфель дозволялось выбирать самому – главное, чтобы не из крокодиловой кожи, потому что это моветон.

И снова его вызвал Соломон. «Ты знаешь, я в тебе не разочаровался. Ты не идиот. Из тебя вырастет человек. Но поскольку ты приехал из красной России (Советский Союз он выговорить не мог) и бизнес-навыков у тебя нет, тебе нужно получить MBA».

В 1983-м Александр вернулся в Париж и поступил в INSEAD: «Учеба была безумно дорогая, в конце у меня не было денег даже купить карандаши». Зато выпускника с радостью наняла крупная юридическая компания. Одним из ее клиентов был женевский миллиардер опять-таки одесского происхождения, хозяин Inter Maritime Bank – Bank of New York Брюс Раппопорт. Он-то, поработав с Александром, и произнес судьбоносную фразу: «Я плачу твоей вшивой конторе десять тысяч в день за работу, которую делаешь ты один. Давай я буду платить тебе три, и ты переедешь в Женеву».

Раппопорт много летал в Россию: говорил, что на бардаке всегда можно заработать хорошие деньги. И Александр под слезы бывшей жены Лены, с которой сегодня находится в замечательных отношениях, из Швейцарии в итоге переехал в Москву.

В столице Добровинский гордо объявил, что он корпоративный адвокат. Коллеги-юристы с окладом в шестьдесят рублей в месяц сильно удивились и спросили, кто это. Пускаться в объяснения в начале девяностых было бесполезно. Александр активно тусовался, проедал все, что заработал с Раппопортом, и складывал чемодан, чтобы вернуться к жене. «Однажды в двери квартиры, которую я снимал у хоккеиста Фетисова, постучал здоровый дядька. Спросил, знаю ли я, что такое толлинг. Я сказал – знаю. И тогда он спросил: «А можешь со мной слетать в Красноярск и рассказать пацанам? Сколько это стоит? Я прикинул, сколько это должно стоить на Западе. Первого клиента упускать не хотелось. И сказал почему-то по-английски: «Five, OK?» Он переспросил: «Пятьдесят тысяч долларов? Годится».

«Здорового дядьку» звали Михаил Черной – на пару с братом Львом они контролировали серьезную часть алюминиевого сектора России. Добровинский полетел в Красноярск и так познакомился с половиной ныне существующей десятки «Форбса».

На него посыпались дела одно другого громче. За полтора миллиона долларов он возвратил Пурнефтегаз Роснефти: «Когда я назвал сумму гонорара, коллеги заахали. Но мне было все равно. Я считал, что социальный статус адвоката в России сильно занижен. И именно я его поднял». Добровинский выступал на стороне Михаила Черного и Искандера Махмудова против «Альфа Груп» в схватке за Нижневартовскнефтегаз (по слухам, на кону были четыреста пятьдесят миллионов долларов). Участвовал в конфликте вокруг Магнитогорского металлургического комбината, где цена вопроса равнялась тридцати процентам акций «Магнитки». Наконец, защищал хозяина нефтяной компании «Биркенхольц» Евгения Рыбина, который вел длительную тяжбу с всесильным тогда ЮКОСом.

«Однажды в публичном месте ко мне подошел очень известный московский человек, достал пистолет, приставил к моей голове и сказал: «Рыбина, считай, уже нет, а ты будешь следующим. Зачем тебе это нужно?». Я испугался за своих двух дочерей. Пришел домой – никогда не забуду ту ночь – и сказал Марине, что нам придется уехать. Марина задала только один вопрос: «Сколько у меня времени, чтобы собрать чемодан?» Ни куда, ни почему. Первым же рейсом мы вылетели в Болгарию, потом в Израиль.

Я прожил там до 1999 года и получил гражданство (еще один миф о Добровинском – в прессе пишут, что помимо российского у него еще два гражданства – греческое и французское).

Поэтесса Зинаида Гиппиус однажды произнесла гениальную в своей простоте фразу: «Если надо объяснять, то. не надо объяснять». Эта фраза все рассказывает про отношения Добровинского и его третьей жены. «Я сомневался, что мне повезет встретить женщину, которой ничего не придется про себя рассказывать. И вдруг – Марина». Семнадцать лет назад их познакомила будущая теща: «Она обманула Марину, вызвала из Парижа, сказала, что нужно оформить какие-то документы. Моя жена, как все нормальные люди, ненавидит, когда знакомят с прицелом. Едва обман раскрылся, теща, которую я обожаю, сказала: не понравится, будете дружить». Через месяц я уже делал Марине предложение.

«Наша встреча была похожа на пересечение двух параллельных прямых», – продолжает Добровинский. Оказалось, они жили рядом не только в Москве (он на Тверской, она в Столешниковом), но и в Париже, и в Нью-Йорке. Добровинский гордился, что после стольких лет эмиграции не вставляет в свою вкусную русскую речь слова «шопинг» и «паркинг». И Марина, зная шесть языков, не имеет привычки их смешивать. «Она прошла ту же школу, что и я. Именно такой я представлял женщину рядом с собой. У нее потрясающее чувство такта. Если она заходит в ресторан и видит меня с девушками, она не подходит и даже не здоровается. Знает, что я работаю».

Стоматолог по профессии, Марина год назад организовала искусствоведческие курсы при аукционном доме Phillips de Pury. По мнению ее супруга, предприятие гениальное с точки зрения маркетинга. ЦУМ, шампанское, лекции после семи вечера, когда основные покупатели магазина кто? Правильно, мужчины. Девочки учатся отличать Гальяно от Сарьяна, меньше занимаются ерундой, меньше капают на мозги. И мужья счастливы.

«Сколько у меня еще времени?» – спрашиваю я спустя два часа разговора. «Да сколько угодно», – Добровинский, похоже, забыл про то, как грозил завершить наше интервью при первых признаках неудовольствия. И мы идем смотреть коллекции. Былая гордость, советский агитфарфор нынче отошел на второй план: «Я собрал самую большую коллекцию в мире и успокоился». Теперь все думы Добровинского занимает агитлак – палехские шкатулки, на которых вместо иконописных сюжетов изображено, к примеру, житие Троцкого. А также агиткость – только попробуйте представить себе пропеллер самолета из кости мамонта: один конец выточен в виде летчика Чкалова в шлеме, другой – это Сталин в фуражке, а на лопастях написано «Сталинские соколы – гордость СССР». Но и это еще не все. На подходе новая коллекция. Название пока не придумано, но по аналогии с предшественницами я бы предложила «агитдрагоценность». Скажем, дивная золотая пудреница с эмалью, на которой нарисованы мужчина и женщина в пилотках и с ружьями наперевес. И по-русски: «Не отдадим Мадрид!».

– Ставить некуда. Наверное, придется большую дачу покупать после Слуцкера, – сетует адвокат.

Отношения юристов и потребителей их услуг регулируются Законом «О защите прав потребителей» (статьи 27-37), Гражданским кодексом и Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Как правильно заключить договор с адвокатом?

Как оценить качество его работы?

Как быть, если услуга оказана некачественно или не в срок?

Заключение договора

Если потребитель обращается к адвокату за несложной консультацией, письменные договоры в таких случаях, как правило, не составляются. Клиенту просто выдают квитанцию с суммой, которую необходимо уплатить. Этот вариант плох тем, что в случае возникновения проблем доказать, за что были уплачены деньги (за консультацию, за составление документов или другой вид работы), будет очень сложно. То же самое касается договоров, составленных из общих фраз, в которых четко не обозначен предмет консультации. Так что обратите на это внимание, когда будете подписывать договор.

Если же адвокат соглашается представлять интересы клиента в суде или в государственных органах, с ним обязательно нужно заключить письменное соглашение. В нем должно быть подробно указано, в чем заключается ваше поручение адвокату, оговорен размер оплаты в случае завершения дела в вашу пользу и в случае проигрыша. Заплатив деньги, не забудьте попросить квитанцию об оплате — она может потребоваться в суде.

Критерий качества

Оказание юридических услуг, как и многих других, регулируется Законом «О защите прав потребителей», где установлена ответственность за оказание услуг с недостатками (п. 1 ст. 29 Закона). Но ведь потребитель не разбирается в тонкостях юриспруденции, а значит, не может объективно оценить адекватность и полноту оказываемых услуг. Так как же быть? Если консультации проводились письменно или у потребителя остались какие-то документы (письма, ходатайства), их качество могут оценить другие юристы. Что касается устной консультации, то здесь следует руководствоваться п. 2 ст. 4 Закона «О защите прав потребителей». В нем сказано: При отсутствии в договоре условия о качестве потребителю должна быть оказана услуга, соответствующая обычно предъявляемым требованиям и пригодная для целей, для которых подобная услуга обычно используется. То есть клиенту должны дать четкое разъяснение по его вопросу, основанное на нормах действующего законодательства и изложенное на языке, понятном для получателя консультации.

На заметку

На юридические услуги, оказанные с недостатками, распространяются те же правила, что и на другие виды услуг. Согласно п. 1 ст. 29 Закона «О защите прав потребителей» потребитель вправе по своему выбору потребовать:

Читайте так же:  Расшифровка к балансу дебиторская и кредиторская задолженность

• безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);

• соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги);

• повторного выполнения работы (услуги);

• возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Кроме того, потребитель может рассчитывать на полное возмещение ущерба, причиненного некачественной услугой.

Обратите внимание!

Чтобы получить максимум пользы от встречи с адвокатом, потребитель тоже должен к ней подготовиться. Прежде всего, четко сформулируйте проблему, которую собираетесь обсудить. Если боитесь забыть какие-то важные моменты, запишите себе вопросы. Возьмите с собой все документы, связанные с проблемой. Если документов много и для их изучения понадобится время, подготовьте копии и оставьте их адвокату.

Обращаться к адвокату можно на любой стадии конфликта — на стадии заключения договора, например на строительство дачного дома, на стадии нарушения договора, а также на стадии судебного разбирательства.

Сроки оказания услуг

В Гражданском кодексе и Законе «О защите прав потребителей» сказано, что сроки начала и окончания оказания услуг могут быть прописаны в договоре. Если же они не указаны, то согласно ст. 314 ГК РФ работа (услуга), сроки выполнения которой не устанавливаются в договоре и нельзя определить их (например, из соответствующих Правил выполнения отдельных видов работ), должна быть выполнена в разумный срок после заключения договора. Если работа (услуга) не выполняется в разумный срок, то она должна быть выполнена в течение 7 дней со дня предъявления требования о выполнении. За просрочку предусмотрена неустойка 3% за каждый день просрочки, если срок измеряется в сутках, от стоимости конкретной услуги или от общей цены заказа (Закон «О защите прав потребителей», п. 5 ст. 28).

Все вышесказанное относится и к юридическим услугам, но в разумных пределах. Адвокат может отвечать только за те сроки, которые зависят от него. Скажем, письменные и устные консультации. Но нельзя требовать от адвоката, чтобы дело в суде было рассмотрено в семидневный срок (или даже назначено к рассмотрению в эти сроки). Обычно в соглашениях на ведение судебных дел оговаривается, что адвокат не несет ответственности за соблюдение сроков рассмотрения дел государственными органами, в том числе судами.

Комментарий юриста

С юристом нужно быть полностью откровенным. Если он не вызывает у вас доверия, лучше не заключайте с ним договор. Еще необходимо понимать, что, подписав договор с юристом, вы не «купили» себе «домашнего адвоката», которому можно звонить в любое время дня и ночи и задавать вопросы на все интересующие вас темы. Чтобы не возникало недомолвок и ненужного напряжения, узнайте заранее, в какие часы лучше звонить и в каких случаях. Если вам необходима консультация по вопросу, не связанному с тем делом, по которому вы обратились, за эту консультацию придется платить отдельно.

Актуальные вопросы

Чем адвокат отличается от обычного юриста?

Все адвокаты — юристы, но не все юристы — адвокаты. Адвокат — это юрист, который защищает права и интересы граждан и организаций в судах, государственных и негосударственных учреждениях. Чтобы получить статус адвоката, юристу необходимо сдать специальный экзамен и получить лицензию. У адвоката более высокая специализация и большой опыт работы. Если юрист называет себя адвокатом, он должен быть включен в Региональный реестр адвокатов и у него должно быть удостоверение установленного образца, выданное Министерством юстиции.

Куда можно пожаловаться на адвоката, если он оказал некачественную услугу?

Все адвокаты являются членами Региональной адвокатской палаты. В каждой палате есть комиссия (комитет), которая рассматривает жалобы на адвокатов. Если жалоба будет признана обоснованной, Адвокатская палата может принять меры дисциплинарного воздействия, вплоть до лишения статуса адвоката. Поэтому если адвокат не желает общаться с клиентом или каким-то другим образом нарушает принятые на себя обязательства, на него можно пожаловаться в Региональную адвокатскую палату. Кроме того, надзор за деятельностью адвокатов осуществляет Министерство юстиции РФ. Туда тоже можно обратиться с жалобой.

Я подписал договор с адвокатом, но сам документ остался у него, а мне выдали только квитанцию об оплате услуг. Правомерно ли это?

В принципе ничего незаконного здесь нет. Число экземпляров документов, не подлежащих нотариальному заверению, зависит исключительно от желания сторон. Если вы договорились, что будет только один подлинный экземпляр, и он будет храниться у юриста, это ваше право. Но вы можете потребовать у юриста копию договора с отметкой, у кого находится оригинал. А еще лучше подписать договор в двух экземплярах, чтобы он был на руках у каждой из сторон.

Является ли договор с адвокатом коммерческой тайной?

Коммерческой не является. Но есть такое понятие, как адвокатская тайна. Это значит, что адвокат не вправе разглашать сведения, касающиеся доверителя. В том числе и детали, прописанные в договоре. А вот клиент такой обязанности не несет. Сведения о заключенных договорах адвокат может представить только по запросу следственных органов или суда.

Пристальное внимание общества, правозащитных организаций к работе полиции в целом и ее оперативных подразделений требует от их сотрудников способности решать задачи по борьбе с преступностью в современных условиях. Одним из важных аспектов в связи с этим нам представляется правовое обеспечение оперативно-розыскных мероприятий. Предметом нашего внимания являются вопросы, связанные с участием адвоката в проведении оперативно-розыскных мероприятий «опрос» и «обследование».

Опрос сотрудников управлений и территориальных подразделений уголовного розыска Управлений Министерства внутренних дел Российской Федерации по Омской области и Пермскому краю показал, что лишь в 3 % проводимых оперативно-розыскных мероприятий адвокат был допущен к их проведению, в 14 % мероприятий адвокаты предпринимали попытку участвовать, но не были допущены сотрудниками полиции. Нет необходимости говорить, что наличие защитника часто заставляет существенно корректировать тактику оперативно-розыскных мероприятий или вовсе отказаться от их проведения. Об актуальности рассматриваемого вопроса свидетельствует и то, что 64 % респондентов не считают себя достаточно осведомленными в вопросах правового регулирования допуска адвоката к участию в гласных оперативно-розыскных мероприятиях. В настоящем сообщении мы предпримем попытку проанализировать отдельные вопросы участия адвоката в оперативно-розыскных мероприятиях и предложить пути их разрешения.

В первую очередь рассмотрим оперативно-розыскное мероприятие «опрос». Несмотря на то, что в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не рассматривается возможность участия адвоката в его проведении, а Конституция РФ связывает гарантии юридической помощи с понятием «задержанный», в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 27 июля 2000 г. № 11-П указано, что предоставление помощи адвоката (защитника) не должно связываться с формальным признанием лица подозреваемым либо обвиняемым. Таким образом, трактовка Конституционного суда Российской Федерации гарантий правовой помощи лицу, заподозренному в совершении преступления, предполагает возможность участия адвоката с момента его фактического задержания сотрудниками уголовного розыска. Полностью согласуется приведенная точка зрения и с позицией Европейского суда по правам человека (решение от 24 мая 1991 года по делу Quaranta, Series A, № 205; решение от 24 ноября 1993 года по делу Ymbrioscia, Series A, № 275), согласно которой отказ задержанному в доступе к адвокату в течение первых часов допросов полицией в ситуации, когда праву на защиту мог быть нанесен невосполнимый ущерб, является – каким бы ни было основание такого отказа – несовместимым с правами обвиняемого, предусмотренными статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом под обвинением понимается не только официальное уведомление об обвинении, но и иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления.

Это указывает на отсутствие правовых оснований ограничения адвоката в допуске к участию в допросе лица, заподозренного в совершении преступления. Полагаем, что в ситуации, когда такое участие препятствует достижению целей опроса, возможным вариантом действий сотрудников уголовного розыска может быть достижение добровольного отказа лица, заподозренного в совершении преступления, от помощи защитника. Представляется, в этом случае при проведении оперативно-розыскного мероприятия законность не будет нарушена. При отсутствии добровольного отказа от помощи защитника из решений Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации следует возможность его приглашения заподозренным в совершении преступления лицом и обязанность сотрудников оперативных подразделений не препятствовать участию защитника в проведении оперативно-розыскного мероприятия, при фактическом его наличии в месте проведения опроса.

Другим важным вопросом участия адвоката в проведении оперативно-розыскных мероприятий является его допуск к ОРМ «обследование». ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не регламентировано присутствие при данном оперативно-розыскном мероприятии адвоката. Интерес представляет Определение Конституционного суда Российской Федерации от 21 апреля 2011 г. № 580 по жалобе гражданина Панова Ю.Г. на отказ сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Российской Федерации допустить адвоката к участию в обследовании, в ходе которого были изъяты наркотические средства. Конституционный суд Российской Федерации в названном определении отметил, что в силу преимущественно негласного характера и безотлагательности проводимых оперативно-розыскных мероприятий Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» не предусматривает участия в оперативно-розыскной деятельности адвоката. Полагаем, что приведенная трактовка позволяет утверждать об отсутствии на настоящий момент правовых оснований допуска адвоката к участию в гласном оперативно-розыскном мероприятии «обследование». В то же время, учитывая сходство порядка проведения указанных оперативно-розыскного мероприятия и следственного действия, нельзя исключать возможности в будущем изменения правовых условий проведения данного оперативно-розыскного мероприятия, аналогично существующим для мероприятия «опрос».

Таким образом, анализ нормативных источников свидетельствует об отсутствии правовых оснований ограничения адвоката в допуске к участию в допросе лица, заподозренного в совершении преступления. В ситуации, когда такое участие препятствует достижению целей опроса, возможным вариантом действий сотрудников уголовного розыска может быть достижение добровольного отказа лица, заподозренного в совершении преступления, от помощи защитника. При отсутствии добровольного отказа от помощи защитника из решений Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации следует возможность его приглашения заподозренным в совершении преступления лицом и обязанность сотрудников оперативных подразделений не препятствовать участию защитника в проведении оперативно-розыскного мероприятия, при фактическом его наличии в месте проведения опроса. Напротив, к участию в гласном оперативно-розыскном мероприятии «обследование» правовые основания допуска адвоката на настоящий момент отсутствуют. Учитывая сходство порядка проведения указанных оперативно-розыскного мероприятия и следственного действия «обыск», нельзя исключать возможности в будущем изменения правовых условий проведения данного оперативно-розыскного мероприятия, аналогично существующим для мероприятия «опрос».