Засудить прокурора

Выкл. Автор admin

Жена прокурора не смогла засудить пенсионерку

В Ленинском районном суде Смоленска завершился скандальный судебный процесс, в котором были замешаны правоохранительные органы и коммерческий банк.

Полгода наша редакция следила за ходом крайне некрасивого для смоленских правоохранителей судебного процесса, когда кассирша Промсвязьбанка Сам-ко, а по совместительству жена работника областной прокуратуры, обвиняла пенсионерку Светлану Николаевну в присвоении 100 тысяч рублей.

Напомним, летом 2019 года смоленская пенсионерка Светлана Николаевна сняла в филиале Промсвязьбанка крупную сумму денег. А через три недели кассирша банка Сам-ко подала на нее заявление в полицию из-за недостачи в кассе 100 тысяч рублей, которые, как объясняла кассирша, она по ошибке выдала пенсионерке, а та якобы, увидев лишнюю сумму, присвоила ее себе, совершив тем самым «тайное хищение денежных средств».

Затем следственным управлением полиции было сфабриковано фиктивное уголовное дело, основанное на «липовых» обвинениях и доказательствах, где Светлану Николаевну обвинили в краже с причинением значительного ущерба.

В августе 2019 года начался суд над пенсионеркой. На суде выяснилось, что у кассирши Промсвязьбанка Сам-ко муж является сотрудником областной прокуратуры, у него имелся вклад в этом банке на сумму в 100 тысяч рублей, и кассирша погасила банку недостачу из этих денег мужа. Поэтому Промсвязьбанк пенсионерку ни в чем не обвинял. Однако обвинения против нее выдвинула жена прокурора Сам-ко, видимо, желая покрыть свои семейные убытки.

И вот недавно в Ленинском районном суде города Смоленска состоялось последнее судебное заседание по этому скандальному делу. Пенсионерка Светлана Николаевна была признана невиновной и оправдана «в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления».

После суда мы поговорили со Светланой Николаевной. Вот что она нам рассказала:

– Если честно, я не верила в то, что справедливость победит. Думала, что сыграют свою негативную роль личные связи Сам-ко. Прокуратура, которая инициировала это дело, давила на всех. Поэтому я и пострадала. Однако, как выясняется, в нашем суде все-таки можно добиться правды.

Наконец-то закончились мои мучения, длившиеся полтора года. Обвинение мне было предъявлено 7 сентября 2019 года, и предварительное расследование длилось практически восемь месяцев. Но только в марте 2019 года мы с адвокатом смогли ознакомиться с материалами дела.

Все эти восемь месяцев меня допрашивали, проводились очные ставки, меня обыскивали и уговаривали отдать деньги, которые якобы ошибочно мне выдала кассирша Сам-ко. Представители полиции в присутствии адвоката неоднократно говорили, что, если вы отдадите деньги, то дело будет закрыто. Происходил самый настоящий шантаж. Однако я точно знала, что никакой кражи не совершала, никаких лишних денег в кассе у Сам-ко не получала, поэтому была убеждена, что никаких доказательств этому нет и быть не может.

Обвинение было основано исключительно на голословных и противоречивых показаниях самой кассирши Сам-ко. Ни один свидетель из работников банка не подтвердил, что был непосредственным свидетелем факта обнаружения недостачи в кассе. Более того, одна из кассирш показала на предварительном следствии и в суде, что Сам-ко сообщила ей о недостаче в ее кассе в 17:00, то есть до моего прихода в банк. Казалось бы, вот мое алиби – в момент обнаружения недостачи меня еще не было в банке. Однако кассирша Сам-ко настаивала на своем. На что же она надеялась? Здесь ответ напрашивается сам: муж Сам-ко является начальником отдела Смоленской областной прокуратуры.

Также неприятно меня поразили некоторые сотрудники отдела экономической безопасности УМВД России по городу Смоленску, которые давали ложные показания. У меня нет объяснения их нечестному поступку, если, конечно, они не являются друзьями или знакомыми прокурора Сам-ко, мужа кассирши.

Хочу отдельно сказать о Промсвязьбанке, который, как известно, не бедный – входит в десятку крупнейших банков России. Но банк почему-то не может обеспечить своё отделение на улице Николаева в Смоленске кабинками для безопасного получения денег клиентами, не может поставить качественные видеорегистраторы с аудиозаписью.

Если бы в этом отделении Промсвязьбанка не было бы такой ужасной ситуации с обеспечением безопасности при получении денег, и я смогла бы пересчитать их на месте в закрытом помещении, то тогда можно было бы легко доказать, что никаких лишних денег кассирша Сам-ко мне не выдавала. Тогда не было бы этого издевательства надо мной.

А вот что нам пояснила после суда адвокат пенсионерки Наталья Романенкова:

– Защита всегда была уверена в том, что по делу может быть вынесен только оправдательный приговор. Вообще должна заявить, что за 30 лет адвокатской деятельности мне не встречалось более абсурдного уголовного дела. По делу отсутствовали объективные данные сопричастности моей подзащитной к хищению денежных средств из кассы банка. Это дело было несостоятельным и надуманным. К тому же оно являлось еще и опасным прецедентом. Ведь подобные обвинения можно предъявить любому посетителю любого банка, и таким образом за внутренние банковские финансовые недостачи будут расплачиваться обычные граждане. Но это же абсурд.

Подготовил Дмитрий ТИХОНОВ

Зеки пытаются засудить тюремщиков «красной зоны»

Заключенные одной из колоний Карелии обратились в Петрозаводский и Сегежский городские суды с исковыми заявлениями о привлечении к уголовной ответственности сотрудников тюремной администрации. Зеки обвиняют их в «издевательствах и пытках». В прокуратуре Карелии считают, что таким способом рецидивисты мстят администрации «красной зоны», пытаясь навязать ей воровские порядки.

«Уважаемая гражданка Судья. Заявляю, что. сотрудники администрации УМ-220/1 совершали явно противоправные действия против меня. Подробно, ясно и доказательно, с привлечением документальных фактов и свидетелей, я могу рассказать об этом лишь на суде, т.к. обоснованно боюсь за свою жизнь». Это цитата из искового заявления осужденного Сергея Воронина исправительного учреждения УМ-220/1, расположенного в Сегежском районе Карелии.

Зеки требуют привлечь к уголовной ответственности ряд сотрудников колонии, которых они обвиняют в «пытках и истязаниях». «Рвали мне на ногах мышцы, растягивая их в разные стороны, и били обутыми в сапоги ногами по внутренним сторонам ног», — пишет осужденный Сергей Доценко. «В камеру сыпали хлорку сантиметровым слоем, поливали водой и закрывали там осужденных, чтобы вызвать (испарениями хлорки. — «Известия») ожоги слизистой оболочки глаз и дыхательных путей», — добавляет заключенный Руслан Глухов.

По словам зеков, подобные меры применяются к ним в качестве наказания за различные проступки. Например, за отказ надеть красную повязку с надписью «дежурный по камере». В среде осужденных это считается позором. Авторы заявлений называют конкретные фамилии сотрудников колонии, которые якобы применяли к ним подобные меры воздействия.

Заявления в суд подали трое осужденных. Один из них потребовал не только привлечь виновных к уголовной ответственности, но и выплатить ему компенсацию за моральный ущерб в сумме 108 тысяч рублей — из расчета 3 тысячи рублей за каждый месяц «истязаний».

В суде эти иски пока не приняли, сославшись на то, что заявления юридически неграмотно составлены. Тогда с помощью находящихся на воле приятелей зеки наняли адвокатов и собираются довести дело до суда. Еще пятеро осужденных написали заявления в прокуратуру Карелии.

В республиканском Управлении исполнения наказаний и прокуратуре Карелии, проводившей проверку по жалобам заключенных, считают, что таким способом группа рецидивистов пытается мстить администрации колонии за то, что она не позволяет им установить в зоне воровские порядки «по понятиям».

Читайте так же:  Приказ на передачу материальных ценностей в школе

— Инициаторы всех этих жалоб — несколько человек, которые были переведены из других регионов России, где с ними не смогли справиться, — пояснил «Известиям» старший помощник прокурора Карелии по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний Андрей Аверинцев. — Это лица, которые ведут идейную борьбу с администрацией колонии, чтобы осуществлять у нас в зонах свои воровские принципы. Они не могут смириться с тем, что в Карелии все колонии — это так называемые «красные зоны». Здесь не действуют воровские порядки, когда есть «паханы», которые ничего не делают, и «шестерки», которые на них работают. Здесь все равны и все должны выполнять одинаковую работу. Например, быть дежурными по камере. Данные лица наотрез от этого отказывались и за систематические нарушения режима содержались в штрафном изоляторе. Мы проводили проверку совместно с Комиссией по правам человека и Фондом защиты прав осужденных. Никаких фактов избиений, издевательств нами не выявлено. Просто эта группа осужденных пытается надавить на администрацию, добиться изменения режима.

С подобными жалобами заключенных в прокуратуре Карелии сталкивались и раньше. И судебные иски против администраций колоний для республики не в новинку. Однако требовать посадить тюремщиков за решетку зеки до сих пор не рисковали.

— Карельские колонии — это вообще оплот демократии, — говорит Аверинцев. — Сотрудники колоний из других регионов удивляются, как это у нас заключенные жалуются в прокуратуру, в суды. У нас это принято, вот осужденные и пытаются воспользоваться. С какой-то точки зрения это даже хорошо, что они используют правовые формы. Это нормальная ситуация.

Город на город: Львов засудит Харьков за русский язык

Окружной суд Львова рассмотрит иск о запрете русского языка в Харькове

Львовский окружной суд рассмотрит иск борца с русским языком Святослава Литинского к Харьковскому облсовету. Франковец требует отменить статус русского языка как регионального в Харьковской области. В самом Львове на этой неделе запретили исполнять песни на русском, а если суд удовлетворит иск Литинского, то фактически Львов потребует запретить харьковчанам не только петь, но и разговаривать на русском языке.

Русский язык, признанный в Харькове региональным, будут «судить» во Львове. Ранее борец с русским языком, причастный к скандальному «Общественному закону о языке», житель Ивано-Франковска Святослав Литинский, подал иск об отмене статуса русского языка в административный окружной суд Львова. Литинский аргументирует свои требования отменой так называемого «закона Кивалова-Колесничеснко» 2012 года — «Об основах государственной языковой политики», названного так по именам депутатов, внесших законопроект в Раду, — Вадима Колесниченко и Сергея Кивалова. Закон предусматривал возможность придания языкам статуса регионального, если на нем говорит больше 10% населения конкретного региона. Закон утратил силу в 2018 году, поскольку был признан неконституционным.

Окружной суд Львова уже 18 сентября определил состав судей, которые решат, на каком языке общаться харьковчанам.

Новейшая история языковых репрессий

После того как в феврале конституционный суд Украины отменил действие закона «Об основах государственной языковой политики»,

сразу 13 областей страны были де-юре лишены права разговаривать и осуществлять учебный процесс на родном языке. И речь идет не только о русском, но и о венгерском, польском, румынском и других.

Одновременно несколько европейских стран высказали свое возмущение против «языкового геноцида», по отношению к своим землякам. Особенно остро вопрос встал в Закарпатской области, где проживает много этнических венгров. Утратили право на официальное двуязычие и румыны, проживающие в Черновицкой области.

Румыния тоже не смолчала и высказала Киеву протест. Президент этой страны Клаус Йоганнис даже отменил свой визит свой на Украину — именно из-за возмущения по поводу отмены права на родной язык для тысяч румын. Но основной удар отмена «закона Кивалова-Колесниченко» был направлен не против этих областей.

Его основной целью стала тотальная украинизация и запрет на русский язык в Херсонской, Николаевской, Одесской, Днепропетровской, Запорожской, Донецкой, Луганской и Харьковских областях.

Уже в конце июля этого года Николаевщина сдалась, и местная прокуратура отменила решение облсовета от 2012 года о региональном статусе русского языка на территории области. Соответствующий иск подал первый заместитель прокурора области, и, конечно, прокуратура его удовлетворила. Хотя ранее, в апреле, депутаты облсовета отмену особого статуса русского языка не поддержали.

С мая к этому процессу подключили Херсонскую область, где запрет на русский язык продавливали силами нескольких городских прокуратур — Генической, Скадовской, Нововоронцовской.

Показательным стал факт, когда в Каховке отмену закона о русском языке продавливал крымский татарин Эмир-Усеин Джепаров, покинувший территорию Крыма и ставший и.о начальника прокуратуры города. В своем иске он приписал Каховскому горсовету «языковой сепаратизм», именно потому, что там не спешили голосовать за отмену статуса русского языка.

Джепаров, добился своего — Каховский район был лишен права на язык, на котором здесь общается более 70% населения.

Показательным стало публичное наказание владельцев восьми ресторанов области. В начале курортного сезона в их заведениях меню оставалось на русском языке. Но нашелся бдительный гражданин из числа приезжих, который написал жалобу — один на все восемь ресторанов. Госпродпотребслужба провела проверку.

«Факт того, что меню напечатано на русском, подтвердился, в отношении восьми человек применена административная ответственность», — говорится в сообщении этого органа.

Парадокс в том, что, отменив «Закон Кивалова-Колесничеко», Верховная рада нового языкового закона не приняла. Рассматривать его спикер Андрей Парубий обещает в осеннюю сессию.

«Фракции с весны обсуждают, как заполнить вакуум, который возник, после отмены этого закона. Уже зарегистрированы пять законопроектов. Мы их детально изучим и примем решение, какой закон о языках будет действовать», — пояснил в начале сентября Парубий.

Тихий бунт областных прокуратур

Однако проекты, которые украинский парламент предполагает сделать законами, скрывают новые сюрпризы. Именно поэтому, в Харькове, Одессе, Днепре (бывш. Днепропетровске) не спешат рассматривать иски против местных советов и требовать отмены статуса русского языка. И понятно, что этот вопрос не стоит на повестке дня в прокуратурах Луганской и Донецкой областей.

По мнению экспертов, в Донбассе официальная отмена русского языка может вызвать новый виток военного конфликта.

При этом запросы о необходимости срочно принять меры в областные прокуратуры этих регионов регулярно отправляются. В прокуратуру Харьковской области, например, дважды поступали предложения о рассмотрении иска против Харьковского горсовета и облсовета, от соавтора одного из законопроектов Святослава Литинского и юриста Александра Золотухина. Харьковская прокуратура давать ход делу не спешит, поскольку помнит многомесячные судебные тяжбы, связанные с принятием решения о статусе русского языка в 2012 году.

Тогда Харьковский горсовет проголосовал абсолютным большинством за то, чтобы второй региональный язык в городе был. И опирался он не столько на «закон Кивалова-Колесниченко», сколько на Европейскую Хартию о региональных языках.

Но у уроженцев западной Украины, пытающихся искоренить русский язык в городах, где подавляющее большинство говорит и мыслит на русском, свое мнение.

«Хартия не устанавливает процедуру внедрения региональных языков, и потому у горсовета Харькова нет оснований для того, чтобы у русского языка был официальный статус», — заявляет адвокат Александр Золотухин.

Читайте так же:  Договор покупка гаража

Именно он помогает преподавателю Святославу Литинскому в судебных тяжбах, направленных против русского языка. Сейчас, когда Львовский окружной суд, уже готов рассматривать иск против Харьковского горсовета и русского языка в этом регионе, юрист Золотухин прогнозирует, что иск будет рассмотрен без присутствия харьковчан на заседаниях. Есть такая практика письменного производства, которая основывается на предоставленных доказательствах. То есть Харьков могут лишить права говорить на русском, не спрашивая мнения жителей города или депутатов местных советов.

Кто стоит за исками против харьковчан

Святослав Литинский прославился своими громкими исками против главы МВД Арсена Авакова, главы НАБУ Артема Сытника и экс-главы Национальной полиции Хатии Деканоидзе, которых он обязал говорить на украинском, либо предоставлять перевод всех своих публичных обращений. Несколько лет назад Литинский судился даже с одной из крупных южнокорейских компаний, и тоже по языковому вопросу. Якобы ему была непонятна маркировка стиральной машинки, выдающая ему на электронном табло слово «стирка», а не «прання». Правда, тогда Франковский суд Львова в рассмотрении иска рьяному украинофилу все же отказал, и представителям компании не пришлось спешно отзывать всю свою стиральную технику из страны для перепрограммирования.

Но Литинский вошел во вкус и стал требовать перепрограммировать все импортные микроволновки, нарисовать буквы украинского алфавита на ноутбуки и планшеты. Не найдя поддержки у иностранных компаний, он переключился на украинских политиков, а сейчас нашел себя в войне против решений, принятых несколькими областями Украины. Однако дискриминация русского языка, которую Литинский доводит до абсурда, не находит отклика у простых украинцев.

«Приехала в Киев и поразилась — как много людей стали говорить на русском языке. Это что, бунт?» — удивляется харьковчанка Ирина на своей странице в социальной сети.

Не перестали говорить на русском и в быту. Он так же популярен и привычен не только харьковчанам, но и одесситам, сумчанам, жителям Днепра. Даже в тех областях, где официально это делать запрещено, все равно читают книги на русском, смотрят фильмы, скачанные из интернета — и тоже на русском.

«Здесь срабатывает эффект, согласно которому запретный плод, всегда сладок. И, навязывая украинский язык, правительство добивается только еще большего противостояния, раскола в государстве», — считает политолог Андрей Золотарев.

Прокуратура готова засудить парламент Петербурга по «выборному делу»

Представитель ведомства считает, что городской закон, по которому довыборы проводятся лишь при половине «пустующих» мест в муниципальном совете, можно проверить на коррупциогенность

Депутаты петербургского парламента выступили против прокуратуры города и намерены «избавить» жителей от излишних, по их мнению, муниципальных выборов. Такое решение приняли 23 марта на заседании комитета Заксобрания Петербурга по законодательству, передает корреспондент ИА REGNUM. В свою очередь прокуратура готова обратиться с судебным иском, заявляя о нарушении федерального законодательства.

Напомним, в Петербурге трудятся около 1,5 тыс. муниципальных депутатов. Эти посты важны в связи с тем, что лишь с прохождением «муниципального фильтра» — получением подписей этих депутатов — можно выдвинуть кандидата в губернаторы.

Прокуратура Санкт-Петербурга опротестовала городской закон, согласно которому в округе нужно проводить довыборы в муниципалитет только в том случае, если совет растерял 50% своих депутатов. Такую норму приняли в 2017 году, благодаря ней несколько муниципалитетов остались без довыборов и под контролем «Единой России». В том числе это относится к МО «Сенной округ», где полномочия муниципального депутата сложила дочь вице-спикера Заксобрания, единоросса Сергея Соловьева после того, как началась проверка ее расходов.

Между тем, по федеральному законодательству, довыборы в муниципальный совет необходимо объявлять, если там осталось менее 2/3 от положенного количества депутатов. Городская избирательная комиссия назвала вопрос «непростым» и оставила его на усмотрение Заксобрания.

Протест прокуратуры поддержали трое оппозиционных депутатов, так как, на их взгляд, действующий петербургский закон нарушает избирательные права граждан. Однако большинством голосов его все же отклонили.

Вице-спикер Соловьев посчитал, что не стоит утруждать государственные институты подобными мелочами, и подвергать жителей агитационным атакам. Он отметил, что «жизнь есть жизнь», и из полутора тысяч муниципалов неизбежно кто-то будет уходить в отставку.

«Представьте картину, если в разных районах города (начнутся) довыборы по два человека, начнется полная организация и проведение муниципальных выборов. Какая будет агитационная кампания? Мы знаем, что выборы — это всегда конкуренция, всегда какие-то там высказывания… Нужно ли нам в Петербурге из-за двух мест в муниципальном образовании постоянно проводить — думаю, что это будет практически каждый год — избирательные муниципальные кампании? Кто-то будет специально избираться, а потом снимать эти полномочия», — возмутился Соловьев.

Однако у представителя городской прокуратуры Татьяны Яковлевой оказалось иное мнение о том, что допустимо для такого города, как Петербург, и она пригрозила Законодательному собранию судом.

«Если у нас нет политической воли удовлетворить протест прокурора в Законодательном собрании, конечно, мы пойдем в суд. Но вы сами ответили на свой вопрос, коллеги. Мы в Санкт-Петербурге. Такое обсуждение в Санкт-Петербурге немножко странно даже слышать. Есть норма, установленная федеральным законодательством. У нас очень опытные депутаты, есть представители и в Госдуме, в Совфеде. Если федеральное законодательство нас не устраивает, мы знаем, что нужно делать. А здесь речь идет еще и о конституционных правах граждан. Мы не можем — извините, процитирую давно забытые вещи — устраивать законность казанскую, рязанскую… Она должна быть единой», — подчеркнула Яковлева.

Она назвала «странными» аргументы, представленные в пользу имеющейся нормы со стороны юридического управления ЗакСа, так как не понимает, как муниципальный совет может одновременно и оставаться правомочным — заполненным на две трети, и достичь 50% заполняемости, чтобы назначить довыборы.

«Норма неисполнима, даже содержит внутреннее противоречие, норма просто нелогична. Можно было бы даже провести ее оценку на предмет коррупциогенности, не только на соответствие федеральном законодательству, но мы остановились лишь на этом моменте», — заметила Яковлева.

Как сообщало ИА REGNUM, в октябре 2017 года Центральная избирательная комиссия РФ подтвердила необходимость назначения дополнительных выборов в ряде муниципалитетов Санкт-Петербурга, где ранее появились вакантные депутатские места. Тем самым ЦИК признал аргументы о том, что отказ от назначения довыборов является нарушением законодательства.

В Госдуме одобрили намерение «Конкорда» засудить прокуроров Мюллера и Барра

Адвокат Эрик Дюбелье, представляющий в американском суде интересы компании «Конкорд» (Concord Management and Consulting), принадлежащей российскому бизнесмену Евгению Пригожину, потребовал привлечь к уголовной ответственности генерального прокурора США Вильяма Барра и специального прокурора Роберта Мюллера.

Напомним, «Конкорд» является ответчиком в деле о якобы «российском вмешательстве» в выборы президента в США в 2019 году. В Госдуме одобрили действия адвоката «Конкорда» и пояснили, каковы перспективы реального привлечения Барра и Мюллера к уголовной ответственности.

Суть дела: Барр и Мюллер нарушили право «Конкорда» на справедливый суд

Адвокат «Конкорда» Эрик Дюбелье уверен, что генпрокурор США Вильям Барр и спецпрокурор Роберт Мюллер грубо нарушили правило 57.7 уголовного кодекса округа Колумбия, где рассматривается дело, сфабрикованное против российской компании. Барр и Мюллер в нарушение закона заранее обнародовали информацию о якобы «виновности» обвиняемых. Кроме того, прокуроры незаконно поделились своим мнением относительно якобы «виновности» фигурантов дела, а также по поводу «доказательств», рассматриваемых в рамках расследования. Этими действиями Барр и Мюллер нарушили право «Конкорда» на справедливый суд, уверен адвокат.

На основании этого Дюбелье требует привлечь генпрокурора и спецпрокурора США к уголовной ответственности и при необходимости вызвать Барра и Мюллера в суд.

Читайте так же:  Жалоба в прокуратуру на медицинское учреждение

Напомним, в марте 2019 года Мюллер представил Барру 448-страничный документ, содержащий утверждения о якобы «вмешательстве» РФ в американские выборы 2019 года. Ставший уже знаменитым «Отчет о российском вмешательстве» содержал, в частности, описание деятельности, фигурирующей в официальном обвинении в отношении «Конкорда», а также предполагаемые «доказательства» якобы виновности российской компании.

После этого генпрокурор Барр сделал 18 апреля публичное заявление, в котором содержались голословные утверждения, что вменяемая «Конкорду» деятельность якобы спонсировалась правительством РФ. Также Барр заявил, что ответчики якобы фактически совершили действия, о которых говорится в обвинении.

Кроме того, полная версия «отчета Мюллера» содержит заявления о неких «связях» бизнесмена Евгения Пригожина с руководством России. В отчете также говорится, что формой вмешательства в выборы в США якобы была деятельность «Агентства интернет-исследований», которое также связали с Пригожиным. Кроме того, в документе утверждается, что Россия якобы «вмешивалась» в выборы в США в 2019 году посредством «активных действий» в соцсетях через «Агентство интернет-исследований».

Действия и высказывания Барра и положения доклада Мюллера, естественно, попали в СМИ, на что те и рассчитывали, надеясь убедить мировую общественность, что «Конкорд» якобы действовал в рамках некоей «кампании» правительства РФ. Однако в официальном обвинении подобных заявлений нет.

Напомним, власти США до сих пор не предоставили «Конкорду» доступ к 3,5 млн страниц якобы «доказательств» по делу в отношении компании. При этом представители американского руководства оставили за собой право транслировать свою одностороннюю предвзятую версию, что прямо противоречит правилу 57.7 местного уголовного кодекса округа Колумбия, отмечает адвокат. Правило однозначно гласит, что ни прокурорам, ни адвокатам нельзя делать подобных заявлений для СМИ, если есть основания полагать, что это повлияет на процесс правосудия и беспристрастное рассмотрение дела. Такие же положения содержатся и в руководстве Минюста США.

В связи с этим компания «Конкорд» предоставила все аргументы о явном нарушении Барром и Мюллером положений правила 57.7 и просит суд издать приказ, который обязывает генпрокурора и спецпрокурора явиться для разбирательства и представить доказательства, на каком основании их не следует привлекать к уголовной ответственности.

Мнение депутата Госдумы: Это очень важный прецедент

Почему этот прецедент важен и каковы шансы, что Мюллер, Барр и Ко действительно предстанут перед судом, Федеральному агентству новостей объяснил депутат Госдумы Виталий Милонов.

«Мы хорошо знаем, что якобы «честное» американское правосудие действует по «системе ниппель»: им можно все, нам нельзя ничего, — отметил Милонов. — Поэтому, безусловно, сам прецедент подачи в суд на авторов абсурдных обвинений — очень важный и хороший.

Хороший, потому что ярко показывает, что Соединенные Штаты в лице вполне конкретных персон в очередной раз позволили себе делать на весь мир заявления, которые, как обычно, не подкреплены ничем, никакими доказательствами.

Это убедительно подтверждает, что любая информация, исходящая от США, касающаяся абсолютно всего, в том числе какую им выбирать стратегию относительно той или иной страны, основана не на фактах, а исключительно на политической целесообразности».

По словам парламентария, это проблема не только Барра и Мюллера — в США вообще в моде подтасовывание фактов под собственные политические задачи.

«На мой взгляд, мировому сообществу пора уже сделать вывод: США, которые, напомню, постоянный член Совбеза ООН, должны всегда быть под особым наблюдением. Все их заявления, особенно на международных площадках, должны подвергаться постоянной ревизии.

Мы имеем большой опыт относительно того, что большинство американских докладов базируются на изначально поддельной информации. То есть именно не на ошибочной информации, а на изначально подтасованной, фальшивой информации, единственная цель транслирования которой — введение в заблуждение мирового сообщества».

Готово ли международное сообщество провести ревизию своего отношения к любым заявлениям, звучащим из США, — вопрос открытый, но сам прецедент подачи в суд на американских прокуроров очень важен, отметил собеседник ФАН.

Что касается перспектив судебного разбирательства деятельности Барра и Мюллера, тут Милонов полагает, что на верховенство закона в США рассчитывать не приходится.

«Если прокуроров удастся привлечь к ответственности, к сожалению, это вряд ли будет следствием верховенства закона в США, — отметил депутат Госдумы. — На верховенство американского закона мы не можем особо полагаться.

Можно рассчитывать, что правда в какой-то степени сможет восторжествовать, только если в Соединенных Штатах будет очередной виток внутренних войн и конфликтов. И получится так, что генпрокурор станет одной из сторон конфликта и кому-нибудь будет выгодно его дискредитировать. Только в этом случае Барр может получить какое-то реальное наказание за то, что вместе с Мюллером обманул все международное сообщество.

Но, по сути, американское правосудие никогда не станет на сторону правды, если эта правда невыгодна американскому истеблишменту», — резюмировал Виталий Милонов.

Сомнительные «подвиги» Мюллера и Барра

Юристы отмечают, что публичное распространение в СМИ так называемого «отчета Мюллера», в котором содержатся прямые обвинения в адрес «Конкорда» во вмешательстве в выборы в США, а также указания на некие якобы имеющиеся у обвинителей «доказательства», делают в принципе невозможным справедливое и беспристрастное рассмотрение дела о виновности или невиновности российской компании.

А поскольку о содержании доклада Мюллера рассказывали не только все американские, но и мировые СМИ, теперь просто невозможно найти присяжных, которые не знали бы об обвинениях в адрес «Конкорда». Прокуроры Барр и Мюллер создали беспрецедентно несправедливую по отношению к российской компании ситуацию: они не только отказали «Конкорду» в возможности ознакомиться с «доказательствами», якобы имеющимися в деле, но еще до суда распространили заявления о якобы «виновности» россиян. Теперь в США все уверены, что «Конкорд» вмешивался в выборы, а значит — виновен: это делает в принципе невозможным справедливое судебное разбирательство.

Впрочем, возможно, Барр и Мюллер так действовали сознательно, чтобы закрыть дело, у которого нет никаких судебных перспектив, считает специалист по американскому праву, на условиях анонимности поделившийся своим мнением с ФАН.

Напомним, в резюме Минюста США по докладу Мюллера о якобы «российском вмешательстве», переданном Конгрессу 24 марта, говорилось, что доказательств «сговора» президента США Дональда Трампа с Россией найти так и не удалось.

В то же время Мюллер настаивает, что в этом мифическом «вмешательстве» якобы замечена компания Concord Management and Consulting, принадлежащая петербургскому бизнесмену Евгению Пригожину. Адвокаты «Конкорда» на протяжении длительного времени безуспешно пытаются добиться от обвинителей хоть каких-то конкретных доказательств, но каждый раз получают отказ под надуманными предлогами.

Напомним, Россия изначально отвергала все обвинения в якобы «вмешательстве» в американские выборы. Комментируя плачевные результаты «расследования» Мюллера, президент РФ Владимир Путин напомнил знаменитое выражение «гора родила мышь». А пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил, что все обвинения Мюллера в адрес России и россиян в связи с американскими выборами 2019 года «несостоятельны и не имеют под собой оснований».

Сам Дональд Трамп назвал расследование Мюллера «незаконной охотой на ведьм». Аналитики полагают, что эта история обернется против Мюллера и тех, кто руками спецпрокурора пытался свести счеты с Трампом и Республиканской партией. Эта ситуация наверняка аукнется соперникам действующего президента США из Демократической партии на предстоящих выборах.

Отметим, после провала расследования о якобы «российском вмешательстве» должность спецпрокурора в США хотят вообще упразднить.